loading...



Костюнин Александр

Кстово руАлександр Костюнин – таксидермист (от греческого taxis - устройство, derma - кожа, шкура), он делает чучела животных. Александр - в прошлом выпускник Марийского сельскохозяйственного института, но тягу ко всему живому испытывал еще с детства. «Было все интересно, начиная с бабочек и заканчивая животными», - рассказывает земляк. Этот интерес в итоге и вылился в желание овладеть этим редким сегодня ремеслом. Институтский преподаватель биологии сам был таксидермистом, открыл кружок, в который и ходил будущий профи. Александр делает чучела с 1968 года и достиг в этом ремесле наивысшего профессионализма. Для дилетанта чучело - это просто «макет» птицы или зверя. На самом же деле это подлинное искусство. Например, стандартное чучело белки один умелец, уже набивший руку, может сделать за считанные часы, а другой потратит сутки и получит совсем иной, отличный результат. Это ремесло требует не только специальных знаний, но и интереса и любви к природе. Таксидермист должен разбираться во всем: в животных, их повадках. Ведь в конечном итоге перед ним стоит непростая задача - повторить природу, остановить миг ее существования.
«Чтобы делать чучела животных или птиц, необязательно быть охотником. Сейчас, например, мне очень часто приносят погибших животных. Буквально на днях принесли умершую ласточку. Несут животных, которые сбила машина», - рассказывает мастер. Технологический процесс изготовления чучела в двух словах не расскажешь, тем более что у каждого таксидермиста есть свои секреты. Несмотря на то, что профессия берет свое начало с древнейших времен (приемы обработки шкур осваивали еще первобытные люди), в этом деле мало что изменилось. «Надо снять шкуру, выделать ее и обработать от насекомых, таких как моль и кожееды, и посадить ее на манекен. Все просто», - смеется кстовчанин, зная, что все это требует определенного навыка и точных знаний. Было время, когда чучела Александр делал только для себя, можно сказать, ради удовольствия. Но в перестроечные времена, когда он потерял работу, попав под сокращение в лесном хозяйстве, хобби стало основным источником дохода.
Сегодня таксидермисты работают на охотников, которые любят «увековечивать» свои трофеи. Обработать все заказы у кстовского умельца уже не хватает ни сил, ни времени. «Невыполненные заказы лежат по году, в основном - птички или шкуры, лосиные головы, много лис. Делал медведя... А в прошлом году рыбак принес голову от щуки, весившей 12 килограммов», - рассказывает умелец. Бывают и нестандартные работы. Однажды таксидермисту принесли небольшую погибшую сову, которую хозяева нашли на даче. Выяснилось, что это не птенец совы, как предположили дачники, а сплюшка - маленькая сова размером со скворца, которая в наших лесах встречается редко. В итоге уникальное чучело осталось у мастера, а заказчикам в обмен дали чучело красивой утки-широконоски.
«Больно об этом говорить, но иногда охотники стреляют по всему, что шевелится. Увидел хищную птицу - это не значит, что ее надо уничтожить. Однажды мне в руки попала птица, и я долгое время не мог понять, кто это. В итоге это оказался змееяд, который в нашей области вообще редко встречается», - рассказывает Александр.
Хранить «заготовки» для будущих украшений охотничьих гостиных приходится в холодильнике. Вот такие издержки непростого «производства». Жена Вера тоже поднаторела в чучельном ремесле, по словам Александра Владимировича, супруга мастерски научилась снимать шкурки. А уж про дочь, тоже, кстати, Веру, отдельный разговор. Ей 29 лет, и при этом она уже не первый год числится в десятке лучших таксидермистов Нижнего Новгорода. Репутация в довольно ограниченном круге специалистов давно работает на нее. Об этом отец, а по совместительству и главный учитель, советчик, говорит с заметной гордостью. Естественно, в изготовлении чучел есть непростая сторона - надо преодолеть свойственную любому человеку брезгливость, ведь порой приходится снимать шкуру с уже подпорченной тушки. Но и эти моменты профессионал вынужден терпеть, конечный результат в итоге перекрывает все.
В прошлом году Александр и дочь Вера побывали в Москве на курсах известного российского таксидермиста. Там группа специалистов делала не просто отдельное чучело, а целый кусок «живого леса»: медведь, вылавливающий из воды красную рыбу, и тут же чайка, норовившая отхватить кусок от мишкиного улова. Участвовать в этом проекте для кстовчанина было крайне интересно. Но, признается он, создавать сегодня чучела - дело дорогое. Чтобы фигура животного выглядела естественно, нужен хороший макет. А они сегодня недешевы, глаза для фигуры, сделанные своими руками, заметно отличаются от более эффектных фабричных. Все сопроводительные товары для таксидермистов продают в Москве или Питере, и стоят они прилично. Сами же чучела, по сравнению с импортными, стоят недорого. Таксидермисты порой работают в убыток, тем более, если речь идет об автономном мастере, а не о студии, где изготовление поставлено на конвейер. Кстати, на западе таксидермия - процветающий бизнес. Только в США в нем трудятся больше 75 тысяч человек. У нас же это непростой удел отдельных фанатиков.
Но Александр Костюнин занимается не только «мертвой» природой, он еще и выращивает живую. Подворье семьи в Майдане - это средняя по размерам птицеферма, где хозяева разводят редкие виды птиц. Для хорошей производительности они должны существовать в тепле, поэтому и клетки, сконструированные хозяином, находятся дома. Здесь живут фазаны, куропатки, перепела и цесарки. Для нескольких сотен пернатых нужно немало корма, заготовкой которого летом занимается Александр. В разгаре сезона не до чучел, руки до них дойдут лишь зимой, когда будет больше свободного времени.

Наталья Мещанинова
(газета «ЗЕМЛЯКИ» №33 (529) от 12 августа 2006 г.)



Прочитано: 3681 раз(а)


© 2017 ООО «ИД «Земляки»



В КОНТАКТЕ С КСТОВО.РУ