loading...



Сорокин Николай

Сорокин НиколайПятилетнему Коле Сорокину на день рождения отец подарил одноствольное ружье, и уже в шесть лет в весеннюю охоту он подстрелил свою первую утку. Чтобы достать первый трофей, дебютанту пришлось лезть в речку, и в итоге юный охотник заработал серьезную простуду. «Пока я болел, лежал в беспамятстве, мать ружье-то продала», - со смехом вспоминает Николай Васильевич. С тех пор прошло немало лет, и для хирурга городской поликлиники, коим и является наш земляк, охота стала главным увлечением в жизни.
«Сам себе первое ружье я купил, когда мне исполнилось шестнадцать лет, - рассказывает охотник со стажем. - Начинал с уток, стрелял всегда очень хорошо. Много тренировался, чтобы стать метким. Охотился на глухарей, тетеревов и рябчиков, на лис и зайцев, барсуков и кабанов. Ходил на медведя, но, правда, сам не убивал». В Костромской области, где Николай Сорокин работал после института, у него был хороший учитель, 72-летний охотник-промысловик. Несмотря на преклонный возраст, тот целыми днями пропадал на охоте, и при этом ходил настолько быстро, что молодым за ним было не угнаться. Его четыре собаки «работали» в две смены - до обеда с хозяином шла первая, после обеда - вторая. Для молодого охотника Николая, который, впрочем, уже к тому времени набрался мастерства, это была хорошая школа. «Не знаю, что такое охота - это и увлечение, и спорт, ведь за день километров сорок с ружьем набегаешь, - размышляет Николай Васильевич. - Да и раньше заниматься охотой было выгодно: свою первую машину я купил на выручку от охотничьих трофеев. Сдавал в заготконторы мех, барсучье сало».
Многие кстовские охотники считают Сорокина настоящим профи в охоте, рассказы о его меткости и удачливости в этом древнем мужском увлечении «гуляют» по охотничьей среде. Сейчас Николай Васильевич на охоте бывает не так часто, как раньше, но все равно без трофеев домой никогда не возвращается. «Я не суеверный, но в удачу верю. Вот если я собрался на охоту, а ружье дома забыл, а такое бывало, то, возвращаясь, уже думаю, что меньше повезет», - говорит охотник со стажем. Помимо лесной охоты, кстовчанин «болеет» и охотой подводной. В свое время дома у Сорокиных было около двадцати ружей для подводной охоты и больше десятка для «нормальной».
Конечно, для настоящего охотника важен не только азарт погони, радость от меткого выстрела, но и сам ритуал сборов на охоту, перспектива встречи с «соратниками». Как говорит Николай Сорокин, девяносто процентов тех, кто пристрастился к охоте, ездят туда только ради общения. И их можно понять: долгие разговоры у костра, хороший стол и дружная компания - это ли не лучшее времяпрепровождение. Иностранцы, которых Николаю Васильевичу с коллегами-охотниками доводилось брать с собой, всегда удивлялись и мастерству русских в этом деле, и красоте нашей природы. Но еще больше их поражали просторы полей, по которым можно было свободно передвигаться, не заботясь о том, что попадешь в пределы частных владений. Сорокин так поднаторел в охоте, что давно мечтает написать о своем увлечении книгу. Сколько ни читал специальной литературы, а всегда получается, что о разных видах охоты он знает гораздо больше. Возможно, до написания этого труда руки у хирурга и охотника когда-нибудь и дойдут.

Наталья Морозова
(газета «ЗЕМЛЯКИ» №39 (535) от 23 сентября 2006 г.)


Прочитано: 2738 раз(а)


© 2017 ООО «ИД «Земляки»



В КОНТАКТЕ С КСТОВО.РУ