loading...

Они строили Кстово

Зарубин Юрий Владимирович

Прошлое человека по вещественным источникам


Нажмите для просмотра оригинала Именно его, прошлое, изучает наука археология. 15 августа в России отмечается День археолога (правда, не везде
и неофициально).
За все 20 лет существования газеты «Земляки» мы, кажется, ни разу не писали о кстовчанах такой профессии. Что ж, надо исправить это досадное упущение!
Знакомьтесь - Юрий Владимирович Зарубин, директор ООО «Историко-археологический центр «ИКС». Живет в Кстове, работает в Нижнем. Готов рассказать землякам о тонкостях своей профессии. Правда, как выясняется сразу, профессии-то такой и нет.

Лопата, нож и котлован

- Как так? Работа есть, а профессии нет?
- Вот так (Смеется). Есть наука археология, есть специальность в вузе «археолог», а в перечне профессий такой нет.

- Что же тогда у Вас в трудовой книжке написано?
- Я директор специализированной исследовательской организации Историко-археологический центр «ИКС». Мы занимается археологическими исследованиями на территории Нижнего Новгорода и городов области. В основном - это работа на строительных площадках. По закону, каждое строительство на территории объекта археологического наследия, будь то городской культурный слой или селище, должно предваряться археологическими исследованиями и немалым количеством согласований.

- Вы, наверное, с детства мечтали о такой интересной работе?
- А вот и наоборот. В отличие от всех остальных, я попал в археологию случайно. В 1995 году после девятого класса ребром встал вопрос: «Что делать все лето до следующего учебного года?». И главными жертвами этого вопроса стали, конечно, родители. Окончательно устав от моего нытья, мама где-то раздобыла номер телефона археолога Татьяны Владимировны Гусевой, которой требовались молодые ребята для работы.
Чем мне предстоит заниматься, я не представлял, но позвонил. И вот в августе я и еще два моих ровесника отправились на котлован в районе улицы Студеной. Это была обычная стройка, но в необычном месте - в историческом центре Нижнего Новгорода, на территории охраняемого культурного слоя. В таких местах (да и на любой стройке, согласно закону) сначала работают археологи - чтобы случайно не повредить техникой культурные слои.
Мы с ребятами зачищали борта, чтоб все слои хорошо «читались», а Татьяна Владимировна их фотографировала и чертила.
Дали мне лопату, показали, как чистить борт: сначала лопатой, потом ножом. Только я провел лопатой по борту, а в нем - керамика! Я в восторге! Зову ребят, показываю, а они с кислыми минами смотрят: ну, говорят, брось в пакет. В общем, не оценили. Но интереса не отбили. Это был мой первый объект и первый полевой сезон.


Разведка, наблюдение, раскопки

- Все основные находки были впереди?
- Да, с тех пор меня так и затянуло. Сначала работал летом простым землекопом, в 1999 году взял свой первый открытый лист - именное разрешение на самостоятельное исследование объектов. Этот документ выдается Министерством культуры РФ. Параллельно я получил высшее историческое образование. А на археолога выучился во время работы.

- То есть любой человек может получить этот самый открытый лист и копать, где захочется?
- Не все так просто. Есть три вида археологических полевых работ. Разведка - это поиск новых памятников археологии. Мы ищем информацию в архивах, смотрим старые карты, отчеты археологов, работающих ранее на той территории, выявляем наиболее перспективные места, где могут быть памятники. Затем, прибыв на место, закладываем разведочный шурф и в строгом соответствии с методикой исследуем напластования.
Второй режим - наблюдение, его проводят на объектах археологического наследия, на участках с поврежденным культурным слоем.
И самый приоритетный вид работы - это, конечно, раскопки, которые дают наиболее полную информацию об исследуемом объекте.
На одном участке могут применяться различные режимы работы. Например, есть у нас стройка, участок делится на части. Здесь стоял дом, работы не нужны - достаточно наблюдения. Здесь раньше ничего не строили - значит, нужны раскопки. Археология - это наука, без специальных знаний любые раскопки будут бесполезны.


- Археологи работают поодиночке или командой?
- Одному раскопки вести нереально. Археология - это уникальная наука. Археолог в процессе работы полностью уничтожает предмет исследования! Проводя раскопки, мы понимаем, что второго такого участка культурного слоя нет. И чтобы не упустить ни единой капельки информации, собирается команда, творческий коллектив: археологи, антропологи, геохимики, архитекторы, почвоведы и ученые других специальностей.

Воссоздание истории города

- Работа археолога овеяна ореолом романтики. Раскопки, древности, глиняные черепки...
- Вынужден огорчить: никакой особенной романтики нет. Как и в любой профессии, в археологии много рутины. Археолог - это не Индиана Джонс. Конечно, порой приходится и на солнцепеке лопатой поработать, но сейчас мне больше приходится заниматься организацией работ.
В то же время приятно осознавать, что профессия все же необычная. Мало кто из современных людей стоял на булыжной мостовой
19 века в Нижнем Новгороде или спускался в погреб 19 века. А кто стоял на поверхности, по которой ходили люди в 14 веке?


- Знание истории, наверное, сильно облегчает работу археолога?
- Историческое образование пригодилось мне как база. По культурным слоям сложно воссоздать историю города. Но можно попробовать, например, конкретную прослойку угля соотнести с конкретным пожаром, описанным в Писцовой книге.

Нажмите для просмотра оригинала - Не могу не спросить о самых интересных находках.
- Что касается находок, то они представлены довольно стандартным набором бытовых вещей. По названиям они вполне узнаваемы для нас с вами. Например, ножи или костяные гребни, или те же битые глиняные горшки. Их все узнают. Но попадаются и такие вещи, которые давно вышли из обихода. А иногда мы и сами не знаем, что нашли, и тогда рассылаем коллегам по всей стране фотографии: не находил ли кто что-то подобное.
Хорошо запомнилась первая находка на Нижневолжской набережной в 1995 году. Это была целая глиняная курительная трубка 18 века.
И самое главное, каждой исторической эпохе соответствует свой набор находок, но это тема для отдельного разговора.


Памятники Кстовского района

- Юрий, а Вы работаете только в городе? За его чертой, наверное, тоже много археологических памятников?
- Каменный век меня не прельщает, стоянки древних людей - не моя специальность. Хотя Нижегородская область вся «утыкана» неолитом, мезолитом и памятниками эпохи бронзы. Мне нравится работать в городах. Сам Нижний Новгород, Городец, Балахна, Лысково, Павлово - все эти старинные города. Городец, например, был основан в 12 веке, там идешь по берегу Волги, а под ногами валяется средневековая керамика. Это не преувеличение, если что.

- А в Кстовском районе работали?
- Да. Проводили археологическую разведку на земельном участке строительства завода «РусВинил». Археологических памятников мы там не обнаружили. В самом Кстове и старом Кстове их, по-моему, и нет. А вот Кстовский район достаточно насыщен памятниками, в том числе средневековыми и более ранними. У Безводного, в Большой Ельне, в Работках точно есть.

- Юрий, а как семья относится к Вашему образу жизни?
- Думаю, они привыкли. Да и с будущей женой я познакомился на раскопках - она проходила там институтскую практику. У нас двое детей, которые, правда, особого интереса к археологии пока не проявляют. Но на археологические выставки ездят со мной с удовольствием.

- Наверное, с такой работой времени на увлечения не остается?
- Мое хобби соответствует моей работе. Очень люблю старые вещи, но не те, которые мы находим в раскопах, а дореволюционную фарфоровую и фаянсовую посуду. Собираю ее уже лет пятнадцать. Набралось уже, наверное, предметов 200, а может, и больше. А со старшей дочкой Ксюшей собираем окаменелости в кусках известкового щебня.

- Спасибо за познавательную беседу!


Беседовала Виктория Кучинова
gazeta@3em.ru
Фото из архива героя
(«Земляки» №32 (1039) от 20 Августа 2016 г.)


Прочитано: 565 раз(а)


© 2017 ООО «ИД «Земляки»



В КОНТАКТЕ С КСТОВО.РУ