loading...



Захаров Андрей Валентинович

Нажмите для просмотра оригиналаАндрей Захаров - председатель правления Российского союза ветеранов-афганцев в Кстовском районе и заместитель директора ООО «Патриот-НН», действующего в структуре ветеранского общественного движения.
Свою первую профессию Андрей Захаров получил еще учась в школе. Во время летних каникул он зарабатывал свои первые трудовые копейки на хлебозаводе в Богородске. После школы закончил Кстовский нефтяной техникум и работал на нефтеперерабатывающем заводе (НГНПЗ) механиком технологических насосов. Позже от завода был избран третьим секретарем комсомольской организации.
Самый длительный трудовой период Андрея был связан с деятельностью детских клубов ФОЦ «Подросток». Он был основателем этого физкультурно-оздоровительного центра и семнадцать лет его возглавлял.

Журнал «Земляки. Деловые люди», сентябрь, 2008 г.

Андрей Захаров родился в 1964 году, трудовую деятельность начал на нефтеперерабатывающем заводе Кстова. После службы в армии (с 1983 по 1985 год принимал участие в войне в Афганистане) 17 лет занимался с детьми в подростковых клубах по месту жительства (ФОЦ «Подросток»). В настоящее время работает председателем ветеранской организации РВСА и заместителем директора по общим вопросам в дочернем предприятии РВСА ООО «Патриот».
Женат, имеет двоих детей: дочери Анастасии 24 года, сыну Александру 21. Супруга Светлана Андреевна Захарова - начальник отдела ЗАГС Кстовского района.
За участие в боевых действиях в Афганистане награжден орденом «За заслуги перед Отечеством», медалью «За отвагу» и еще семью правительственными наградами.
Не зря говорят: «Народ, не помнящий свою историю, обречен на медленную гибель». Впрочем, в истории каждой страны есть факты и события, по отношению к которым правителями в определенный период проводится политика замалчивания. В нашей стране таким «фактом истории» была Афганская война.
Ветеранская организация, которую создал и возглавляет Андрей Захаров, основной задачей считает сохранение памяти о погибших в локальных конфликтах (организация «афганцев» и чеченскую ветеранскую организацию взяла под свое «крыло»). Мемориальные доски на домах погибших и в школах, где они учились, организация патриотической работы с молодежью, школьные музеи - Кстовская районная организация «Российский союз ветеранов Афганистана» во главе с Захаровым проводит эту работу постоянно, благодаря чему Кстовский район стал первым в области, где имя каждого не вернувшегося с поля битвы солдата увековечено на мемориальной доске. Конечно, это не было бы возможным без активного сотрудничества ветеранской организации с коммерческими и общественными организациями Кстова, районной администрацией, с органами социальной защиты, без активной поддержки частного бизнеса.
Погибших надо помнить, выжившим солдатам или семьям, оставшимся без кормильца, - помогать. Поэтому отдельной строкой в уставе организации прописана материальная помощь и реабилитация участников локальных войн и семей погибших в Афганистане и Чечне, их лечение, организация общения друг с другом.
Работа с семьями погибших осуществляется через специально созданный комитет, в который входят родители погибших в Афганистане и Чечне. «Это наши мамы, и без их активного участия нам было бы гораздо тяжелее работать», - отмечает Андрей Валентинович и обязательно упоминает активных помощников: Валентину Михайловну Ширяеву, сын которой погиб в Чечне, и Раису Михайловну Кутузову, мать офицера, награжденного орденом Боевого Красного Знамени и орденом Красной Звезды, не вернувшегося из Афганистана.
Сейчас по инициативе председателя ветеранской организации ведется активная работа по подготовке проектно-сметной документации для строительства в Кстове памятника павшим в Афганистане и Чечне. «Совместно с администрацией создан оргкомитет и к 20-летию вывода советских войск мы планируем установить в Кстове памятник ребятам, погибшим в Афганистане и Чечне», - говорит Андрей.
15 февраля - дата для всех афганцев особая. Это не просто сухая формулировка - «дата вывода войск из Афганистана», официальный конец афганской войны. Это долгожданные разговоры с боевыми друзьями, воспоминания, встреча со своей памятью, хранящей образы погибших друзей.
19-я годовщина вывода войск не станет исключением.
С 12 по 17 февраля в учебных заведениях Кстова пройдут Уроки мужества, во время которых участники локальных войн расскажут учащимся о том, «как это было».
15 февраля, в 11.00, в церкви села Великий Враг состоится панихида по погибшим. В 14.00 в актовом зале администрации организация ветеранов Афганистана совместно с органами социальной защиты Кстовского района проведет традиционный вечер встречи трех поколений, в котором примут участие ветераны Великой Отечественной войны, афганской и чеченской войн, учащиеся кадетских классов. Кстовчане смогут услышать песни лауреатов всероссийских конкурсов легендарной группы «Каскад», «родившейся» в Афганистане, и исполнителя авторской песни Олега Шатохина. Прийти могут все желающие.
16 февраля семьи погибших и группа ветеранов Афганистана и Чечни посетят областные мероприятия, посвященные годовщине окончания афганской войны. Панихида в кафедральном соборе, торжественные мероприятия у памятника воинам-интернационалистам в нижегородском парке «Швейцария», концерт - все это дань памяти солдатам, погибшим при исполнении воинского и гражданского долга.
Вот уже 15 лет организация районных торжественных мероприятий и обеспечение «выхода» кстовских ветеранов Афганистана на мероприятия областного и российского уровня лежит на плечах Кстовской районной организации «Российский союз ветеранов Афганистана» и ее председателя, Андрея Захарова.

Ольга Прокофьева
gazeta-olga-zem@mail.ru
(газета «ЗЕМЛЯКИ» №5 (605) от 9 февраля 2008 г.)


Афганистан - граница судеб
- На военную службу в погранвойска я был призван в ноябре 1983 года, - рассказывает Андрей. - Попал в Пермский погранотряд, на среднеазиатскую границу, которая всегда была неспокойной. Только за период с 1983 по 1985 год было произведено около пяти тысяч прорывов границы. Совершались они шпионскими и диверсионными группами, и наркотики пытались протащить, хотя во времена Союза это было почти невозможно.
Мы охраняли участок границы в предгорьях Памира. Для этого применялась специальная тактика. Пять мотоманевренных групп из 300-350 человек базировались в отдельных крепостях, обложенных минными полями. В такой крепости только одни ворота. Когда идут общевойсковые операции в погранзоне, поля разминируются, боевая техника перемещается, после чего все минируется опять. На базе свои источники воды или большие ее запасы, есть пекарня, библиотека, красный уголок - все, как в обычной части, только объекты расположены на уровне метра от земли, остальное - под землей из-за постоянных обстрелов.
Мы прикрывали участок границы с Афганистаном протяженностью 150-200 километров. Главной нашей задачей было уничтожение расположенных в горах баз бандформирований.
Легендарная десантура
- После года службы я попал в десантно-штурмовую группу при погранотряде. Таких специализированных групп быстрого реагирования было всего три на афганской войне: Пермский и Московский погранотряды и группа с китайской границы. 70 % личного состава - специалисты и спортсмены с отличными достижениями (сам я до армии занимался легкой атлетикой, «добегался» до КМС, в армии освоил войсковое троеборье). Остальные 30% ничем не уступали спортсменам ни в маршбросках, ни в бою.
В зоне действия нашего погранотряда собирались группы от полутора до трех тысяч «духов». Как только разведка доносила, что где-то сформировалась банда, проводился наземный штурмовой удар ракетными установками «Ураган», бомбардировка истребителями. И пока бандгруппа находилась в полной растерянности после бомбежки, высаживалась наша десантно-штурмовая группа и принимала бой. Как правило, нас атаковали сразу же, зная, что если нам дать 20-30 минут, мы будем почти недоступны.
«Боги войны»
Так в Афганистане называли вертолетчиков и врачей. Врачи - понятно, а вот вертолетчики?
- Специфика этой войны в том, что ее можно назвать партизанской. Именно от вертолетчиков зависели доставка подкрепления, эвакуация, обеспечение продовольствием, - объясняет Андрей. - Я помню, как бортовые инженеры считали пулевые отверстия в лопастях только что вернувшейся из боя машины - выдержат ли нагрузку, не развалятся ли. От этого зависело, разрешат повторный вылет или нет. И все знали, что там, за рекой Пьянжей или Амударьей идет бой, ребята ждут подкрепления, боеприпасов, воды. Помню, как во время эвакуации раненых во время боя у вертолета были повреждены шасси. И пока велась загрузка, пилот держал машину практически под углом к земле, чтобы вертолет был устойчив, давая возможность завершить погрузку. Это асы.
Жди меня, и я вернусь…
На вопрос, что же помогало выжить, Андрей отвечает просто: «Меня ждали». Дома осталась жена, дочка, мама. Чтобы повидать их, даже от ордена Красной Звезды отказался, потому что в Советской армии было только одно поощрение: или орден, или отпуск.
- Нас в отряде девять женатых было. Кому в отпуск ехать, по бумажкам разыгрывали. Я в лотереи никогда не выигрывал, поэтому попросил друга поучаствовать за меня. Он тянул вторым и вытащил мне отпуск. Тогда от ордена я отказался, хотя был большой скандал: «Орденами, мол, разбрасываешься?»
Пока оформляли приказ на отпуск, мы улетели на боевую операцию в Мозари-Шариф. Там была очень крупная база - около 1700 человек. Нам повезло: был мусульманский праздник, и большинство «духов» спустились в город. Но разница в силах была приличная: нас двести, а их около семисот. Там мы воевали полторы недели. На первой же высадке - потери, проблемы с водой, продвигались медленно, лишь на 500-700 метров в день. Вся база заминирована, везде смертники, замурованные в доты. У такого смертника в пещере вода, пища, сам он прикован цепью, а точка расположена так, что ни артиллерией, ни прямой наводкой его не вышибить, только с гранатой ползти или прямым попаданием снайперов, что тоже очень тяжело. Кроме того, у каждого еще и взвод-прикрытие: пулеметчик с легким пулеметом, пара снайперов, и брать такую точку, которая одна прикрывает целое ущелье, очень тяжело. Можно было всем 150 бойцам лежать, не приподнимая головы по 3-4 дня, потому что огонь шквальный.
Во время этой операции Андрей был ранен и вместо отпуска попал в госпиталь в Душанбе.
- Я оттуда выписался на 21 день, не долечившись толком, чтобы успеть попасть домой, - говорит он. - Приехал, открылось кровотечение. Домашние испугались, конечно. Последние полгода службы мне пришлось пересылать письма через вертолетчиков и обозы со снабжением, чтобы они приходили не через полевую почту, где номер боевой части не указан - убеждал мать и жену, что я дослуживаю в Союзе, так как у меня ранение и маленькая дочь. Не хотел, чтобы беспокоились. Но уже через три месяца мама написала: «Андрюша, будь аккуратнее. Я знаю, что ты служишь в Афганистане...» Материнское сердце не обманешь.
- Конечно, спасала хорошая спортивная подготовка, - продолжает Захаров. - Высоко в горах и кислородная недостаточность, и нагрузка. Десантура до 100 кг вооружения на себе тащит. При этом в горах на высоте двух тысяч метров - плюс 45, а поднимаешься до четырех тысяч - там ледник, температура до минуса падает. Тяжело.
Когда человек находится в условиях, где грань между жизнью и смертью почти неразличима, ему необходимо верить во что-то, что находится выше обычного понимания.
- Я крещеный, но рос в эпоху атеизма. Потому и верующих или набожных людей в Афганемало встречал - мы просто не знали, что это такое, - вспоминает Андрей. - Но в приметы мы верили, и до сих пор верим крепко. Например, во время боевых действий нельзя бриться. Почему-то эта примета «работала» - побрившиеся утром ребята вечером погибали. Или нельзя брать вещи погибшего солдата, иначе если не убьют, то серьезно ранят точно. На себе испытал. Мы иногда по месяцу в горах находились, одежда, естественно, изнашивалась. Вот я и взял бушлат погибшего бойца. А уже через неделю оказался в душанбинском госпитале.
Бывали ситуации пострашней, когда от гибели спасала простая случайность. Однажды по круговой позиции отряда Андрея неожиданно был нанесен удар из миномета:
- Я отошел буквально метров тридцать от костра, где мы вчетвером готовили поесть. Я прошел проведать товарища, подвернувшего ногу. Мина разорвалась рядом с костром. Все трое ребят получили смертельные ранения...
Вообще в моей группе (они формировались по пограничному уставу: застава из 45 человек дробилась на два усиленных взвода по 23 и 28 бойцов) за весь период моей службы погибло восемь человек, 19 были серьезно ранены.
С грифом «секретно»
- Война в Афганистане была закрытой, - рассказывает Андрей. - Письма всегда проверялись, цензура была очень жесткой, запрещалось даже фотографии присылать. Дембельские альбомы часто уничтожались при перелете в Советский Союз, фотопленки прятали в каблук сапога. Когда гибли ребята, их привозили в цинковых гробах. Открывать их не разрешали. Хотя матери протестовали, но охрана у этих гробов стояла вплоть до их захоронения. Не всегда даже разрешали ставить черную плиту - надгробие погибшим в Афганистане.
После того как войска из Афганистана были выведены, о тех, кто по приказу государства защищал его интересы, благополучно забыли. Советский Союз развалился, другой политический строй едва начал существовать. Получилось так, что люди гибли за интересы несуществующей больше власти. Только в последнее время справедливость начала восстанавливаться. Участники боевых действий и семьи погибших получают льготы и компенсации, устанавливаются памятники и мемориальные доски. Однако делается это в подавляющем большинстве силами и по инициативе тех, кто вернулся из кровавых песков Афганистана и чтит память своих погибших друзей.
Андрей Захаров возглавляет Кстовскую районную организацию «Российский союз ветеранов Афганистана». В ее ведении находится реабилитация участников боевых действий (предоставление возможности поправить подорванное войной здоровье), организация общения как ветеранов, так и семей погибших, посильная материальная помощь этим семьям. И, конечно же, сохранение памяти. В Кстовском районе (единственном из районов Нижегородской области) установлены мемориальные доски на домах погибших, памятники в некоторых сельских администрациях. В планах - установка памятника погибшим в Афгане.
- Это необходимо уже не столько тем, кто был задет этой войной, сколько подрастающему поколению. Свою историю надо знать и чтить память тех, кто по велению государства шел отстаивать его интересы, - уверен Андрей.
15 февраля
- 15 февраля для меня - это, прежде всего, встречи с боевыми друзьями. Это самое дорогое. Дружба - это самое главное, что я вынес с той войны. К сожалению, мы не так часто встречаемся, особенно большим составом. Рассказываем о достижениях, о том, что за год произошло, как в семье дела. Наш третий тост всегда - за погибших, четвертый - за то, чтобы как можно дольше третий тост не поднимали за нас.

Ольга Прокофьева
gazeta-olga-zem@mail.ru
(газета «ЗЕМЛЯКИ» №1 (601) от 12 января 2008 г.)


Прочитано: 6523 раз(а)


© 2017 ООО «ИД «Земляки»



В КОНТАКТЕ С КСТОВО.РУ