loading...



Тузов Дмитрий

Кстово руДмитрий Тузов не застал первых, наиболее тяжелых лет Афганской войны - на службу его призвали в 1987 году, когда советское правительство уже было близко к тому, чтобы начать вывод войск, а просоветский режим в Афганистане слабел с каждым днем.

Но даже несмотря на это, война в Афганистане не утихала, а по мере вывода советских солдат из «страны гор и песков» нападения бандформирований на оставшиеся блокпосты участились.

Встреча с Афганом
- В Афганистан я попал в конце сентября 1987 года, после «учебки» в литовском городе Каунасе, - вспоминает Дмитрий. - Всегда мечтал служить в десантных войсках, и еще на сборном пункте в Дзержинске мне пообещали - «будешь прыгать!» Вопрос «идти - не идти» в Афганистан перед нами тогда даже не стоял. В нашей учебной части при распределении по местам службы «конкурс» на Афган был семь человек на место. Здесь и патриотизм, и азарт, и примеры тех, кто уже вернулся из «горячей точки».
На аэродроме в Кабуле ИЛ-76, на борту которого было 120 человек, приземлился поздно ночью.
- Первое, что мы увидели в открывшийся люк самолета - бойца, стоявшего на посту в трусах, бронежилете и каске, - рассказывает Дмитрий. - Жара невыносимая. А мы в шинелях, потому что там, откуда мы улетали, уже снег лежал. Сперва растерялись, конечно. На следующий день всех нас распределили по батальонам и ротам, и начался отсчет афганских дней. Я попал в 103 воздушно-десантную дивизию, в отдельный батальон, состоявший из ста человек. Когда мы, пополнение, прибыли, он находился на боевых позициях, осталось только человек десять для поддержания порядка. Выдали оружие, обмундирование. Каждый получил по небольшому футлярчику, сделанному из автоматного патрона. Туда помещались сведения о дате рождения и группе крови. Назывался он «смертник» и пришивался к воротничку для того, чтобы в случае гибели можно было опознать бойца или быстро узнать группу крови, чтобы сделать срочное переливание раненому.
К климату на удивление быстро привыкли. Был, правда, у нас парнишка, которому загорать нельзя было, потому что на жарком афганском солнце обгорал до волдырей. Он всегда, как бы высоко ни поднимался столбик термометра, одетым ходил - вот ему было сложно, - улыбается Дмитрий.

Первый обстрел
В принципе, каждый солдат, направляемый в Афган, представлял, что его ожидает - занятия в учебке и специальная подготовка делала свое дело. И все же первый бой, когда смерть заглядывает прямо в глаза, для каждого из них, еще недавно бывших людьми сугубо гражданскими, оказывался неожиданным.
- После пяти дней пребывания в Кабуле с базы отправляли колонну с продовольствием и с боеприпасами в части, которые находились на боевых позициях и блокпостах. Так как основной состав батальона отсутствовал, нас, пятерых недавно прибывших, и двоих старослужащих, определили в колонну старшими машин. Я попал в машину, груженую снарядами, - рассказывает Тузов.
По пути следования колонны, в провинции Лагар, он и принял свой первый бой:
- Сколько это продолжалось, сказать не могу, потому что для меня это было одновременно очень быстро и нескончаемо долго. Когда все закончилось, пустые гильзы были у меня и в сапогах, и за воротником - везде. Деревянный приклад у автомата просто сгорел. Мне потом новое оружие выдали. Машина представляла собой сплошное решето. До сих пор удивляюсь, как снаряды не сдетонировали и ничего не взорвалось.

Военные будни
С тех пор сопровождение колонн с боеприпасами, продовольствием и даже артистами стало «военной профессией» Тузова.
- Мы помогали армии Афганистана бороться с бандформированиями. Но часто наши союзники, отслужив в армии, уходили в банду, потому что там хорошо платили, и тем самым становились нашими врагами, - вспоминает Дмитрий. - Случалась и несогласованность в действиях. Однажды мы попали в большую переделку из-за того, что у наших союзников была неправильная карта. Наши действия строились таким образом. Царандой (так называлась армия Афганистана) шли впереди и «зачищали» нам территорию. Нашей задачей было занять село и укрепиться в нем. И вот из-за несогласованных действий союзники ушли в другой аул, а мы попали в населенный пункт, полный бандитов. Тяжело пришлось, но тогда здорово помогла наша разведрота, вовремя подоспевшая на выручку. Был случай, когда мы четыре часа вытаскивали царандойскую колонну с продовольствием и боеприпасами из-под обстрела. Их колонны вообще очень плохо охранялись, помогать приходилось постоянно. Много машин тогда сгорело. Был у них и свой спецназ, где люди воевали по идеологии, мстили бандитам за погибшую родню. Это были специалисты высокого класса, и «духи» их боялись. Нажмите для просмотра оригиналаНаш батальон участвовал и в операции «Магистраль» на Хосте. Но интереснее всего, конечно, было сопровождать артистов, приезжавших поддержать наших воинов своими концертами. Довелось и Лещенко, и Винокура из аэропорта до советского посольства в Кабуле сопровождать. Ребята, которые с ними в машине находились, говорили, что Винокур всю дорогу шутил, а Лещенко пел песни. Каждый такой приезд, каждая весточка с Родины были праздником. Привозили нам и фильмы, конечно, с патриотическим уклоном. Смотрели «Чапаева», «Как закалялась сталь», а уж «Коммуниста» - раза три, не меньше!
А самым необычным грузом, который довелось сопровождать, Дмитрий называет... живого варана.
- Разведчики передали через нас посылку командиру дивизии Грачеву - живого варана. Он у него вместо собачки был, комдив его на поводке каждое утро выгуливал, как собаку. «Настоящая» собака у нас тоже была. Прибился к роте щенок, вырастили мы его, стал большим здоровым псом. Назвали Духом. Однажды Дух спас наших бойцов. Молодой часовой заснул на посту, в лагерь пробрались душманы, но сделать ничего не успели - Дух поднял нас лаем.

Елка среди песков
Любимый праздник - Новый год отмечали даже в таких экстремальных военно-полевых условиях.
- Новый год отмечали всегда, - вспоминает Дмитрий. - Привозили ель, наряжали ее (вешали патроны, но удавалось достать и настоящие елочные украшения), кто-то обязательно наряжался Дедом Морозом и Снегурочкой. А еще праздником был каждый день рождения, возвращение с боевой операции без потерь - тоже.

Уходим
- 15 мая 1988 года начался вывод войск, - вспоминает Дмитрий, - первым «уходил» Джалалабад. Мы и так ездили по всему Афгану, а тут на выездах постоянно. Все уходящие в сторону Союза колонны надо было сопровождать. Когда почти все войска вывели, начались ежедневные обстрелы оставшихся баз реактивными снарядами. Здесь пригодились знания по рытью окопов и бомбоубежищ, полученные в «учебке». Бывало, по целой ночи в укрытии проводили. Последний месяц пребывания в Афганистане мы сопровождали уходящие колонны, выезжали с саперами. Наш батальон закончил войну в середине января, когда перешли мост через Пьянжу и оказались в Термезе. После двухдневной пограничной проверки мы отбыли в Витебск и дослуживали там.
Именно тогда началось широкомасштабное освещение афганских событий. Было много журналистов, стали снимать фильмы об этой войне. Когда мама посмотрела один из этих фильмов, с ней случился инсульт. Ведь в письмах родным и друзьям мы писали, что все у нас хорошо, мол, жаримся на солнце, едим арбузы. А это все же была война. И ранения, и смерть на ней были настоящими.

О людях
- В экстремальных условиях все вели себя по-разному, - говорит сержант, - Кто ругался, кто плакал и ничего не хотел. Иногда неприметный и тихий с виду парень в бою проявлял такую отвагу и смекалку, что только удивляться приходилось.
Но всех роднило одно - желание жить. Честно скажу - на войне страшно не только во время первого боя. Страшно всегда, потому что нет человека, который бы не боялся смерти. Поэтому и каждый день рождения отмечался не так, как на гражданке. Там это больше значило.
Дедовщины в привычном понимании там, на войне, не было. Конечно, коллектив мужской, бывали стычки, но дедовщины - нет. Иногда старшие, наоборот, заставляли поесть, потому что не будешь есть - упадешь. Когда дембеля уезжали в Союз, до слез доходило. Жалко было расставаться с друзьями. Военная дружба - особая.

Возвращение
Конечно, то, что было пережито на той войне, не забывается. По словам Дмитрия, Афган еще долго снился ему, а друзья поначалу с ним в машине ездить боялись, говорили: «Взгляд у тебя какой-то нездоровый».
- А я привык на войне, - объясняет «афганец», - что надо успевать по всем направлениям смотреть, постоянно быть готовым к нападению. К гражданке после войны привыкать тяжело. Почти так же, как к войне после мирной жизни.
Сейчас Дмитрий Тузов возглавляет ООО «Патриот-НН», и по совместительству является заместителем председателя кстовской районной организации «Российский союз ветеранов Афганистана».

Ольга Прокофьева
gazeta-olga-zem@mail.ru
Фото из семейного архива Фото Александра Юсова
(газета «ЗЕМЛЯКИ» №2 (602) от 19 января 2008 г.)



Прочитано: 3757 раз(а)


© 2017 ООО «ИД «Земляки»



В КОНТАКТЕ С КСТОВО.РУ