loading...



Буянова Ольга Александровна

Кстово руОльгу Александровну Буянову забрали на фронт по комсомольской путевке из родной деревни в самом начале войны. Тогда ей было всего 16 лет. «В течение нескольких месяцев в Подмосковье нас готовили на прожектористов, - рассказывает Ольга Александровна. - А затем отправили в лес, где мы и провели большую часть войны. Жили в землянках, вокруг никого, только по соседству детский дом. Ребята к нам оттуда приходили - приносили подарки, а мы их благодарили сахаром. Весной и осенью работали по колено в воде, а сапоги выдавали только 42-го размера. Я, видимо, тогда очень застудила ноги, потому что, вернувшись с войны, целый год не могла передвигаться. Традиционная медицина отказалась от меня, не знали, что делать. Вылечила меня моя мама, она жила в деревне и знала старинные рецепты». Война до сих пор снится Ольге Александровне. Именно поэтому она старается не смотреть фильмы о войне, чтобы не бередить прошлое. «Особенно тяжело было физически. Помню, за 13-15 километров ходили за продуктами через лес. Тащили на себе сухой паек на месяц. Бывало, нет сил, упадешь на снег, отлежишься и снова идешь», - делится участница войны. Особенно неприятно памятна для нее ночь, оставившая на всю жизнь следы на лице женщины. «В ту ночь летело очень много самолетов, и один немец вдруг развернулся и полетел прямо на нас. Завис над нашим прожектором и как начнет стрелять по мне и моей напарнице Тосе... Стреляет трассирующими пулями, а они меньше горошины. У меня потом все лицо было в обгоревших потемневших крестиках, а моей напарнице повезло меньше - ей пуля попала в ухо». Эти красноватые крестики, проступающие на лице в морозную погоду, стали для Ольги Александровны своеобразным напоминанием о том страшном дне. В марте 1945 Ольгу Буянову демобилизовали по семейным обстоятельствам. «У нас трое ушли на войну: я, мой брат и отец, а мама осталась одна с двумя маленькими детьми, поэтому меня отпустили, - рассказывает она. - Уже дома из газет я узнала о том, что война закончилась. Мы смеялись и плакали одновременно, трудно было поверить, что весь ужас войны для нас позади».
В мирное время Ольга Александровна работала в милиции - в паспортном столе, в органах следствия, а потом в инспекции по делам несовершеннолетних. «Там я, конечно, повидала всякое, ведь после войны было очень много беспризорников. Был у меня один очень памятный случай: привезли однажды к нам мальчишку (нашли его в подвале), и я уговорила его поступить в ПТУ, а потом он пошел в армию». Прошло несколько лет, и на имя Ольги Александровны пришло письмо, в котором тот парнишка, выучившийся на каменщика, обещал выстроить ей большой кирпичный дом. Она, жившая тогда в коммуналке, была очень растрогана. «Дом он мне, конечно, не построил, но все равно приятно сейчас вспоминать об этом человеке», - говорит ветеран.

Юлия Киселева
(газета «Земляки» №8 (451) от 26 февраля 2005 г.)


Прочитано: 2383 раз(а)


© 2017 ООО «ИД «Земляки»



В КОНТАКТЕ С КСТОВО.РУ