loading...



Юнаков Александр Павлович

Нажмите для просмотра оригинала Ровно год, с августа 1987-го по август 1988-го, Александр Юнаков провел на афганской войне. В 30 лет он был командиром батальона и головой отвечал за 564 человека.

Командовать парадом буду я

В начале 1987 года военного человека Александра Юнакова вызвали в отдел кадров родной дивизии и поставили перед фактом: едешь в Афганистан. «Среди офицеров не принято было отказываться или проявлять слабодушие. Надо, значит, надо, - вспоминает Александр Павлович. - Пришел домой, «обрадовал» семью - на тот момент у меня были жена и двое детей, сын и дочка - и стал ждать приказа».
Через полгода майора вызвали на собеседование, и вскоре, простившись с семьей, он отправился в Ташкент на двухнедельные сборы, а затем в Афганистан. В городе Кандагар дислоцировалась прославленная 70-я отдельная гвардейская мотострелковая бригада, а в 180 километрах, в городе Лашкаргах - батальон, которым отныне должен был командовать Юнаков.
Основной боевой задачей батальона было несение сторожевой службы, охраняя от талибов городок 22-й бригады специального назначения Государственного разведывательного управления и часть его подразделений. «Представьте себе сторожевую заставу в пустыне. Средняя температура - от +40 до +60 градусов, ежедневно с 11 до часу дня бушуют пылевые бури и ветер «афганец», от которого прячется все живое, - продолжает наш собеседник. - Стоит выйти на открытое место - в любой момент могут подстрелить. Поэтому наша застава находилась под землей - там был целый маленький городок. Вся жизнь до наступления темноты проходила там. В этих условиях мы и несли службу».
Кроме того, батальон выполнял задачи по обеспечению продуктами и боеприпасами гарнизона. Чтобы доставить солдатам и офицерам воду, еду, оружие, через пустыню Регистан в снабжающую организацию отправляли транспортные колонны. А проводка колонны - как русская рулетка: в любой момент ее могут расстрелять из засады. Недаром за восемь проводок давали медали «За боевые заслуги».
Несомненно, выполнял батальон и отдельные задания бригады. Как наиболее яркие, вспоминает Александр Павлович уничтожение складов вражеских боеприпасов: «Караваны противников перевозили боеприпасы к реке Гильменд и далее в Кабул - столицу Афганистана. Иногда нам поступала информация, что готовится переправа, и сообщались координаты склада, где до поры до времени хранятся боеприпасы. Кстати, информация поступала и от ГРУ, и от местных жителей, ради денег способных на предательство. Тогда отдельная рота выходила в кишлак, чтобы уничтожить склады. Два раза нам не везло - склады оказывались пустыми, три раза операцию мы выполняли успешно. Однажды уничтожили 350-400 штук только реактивных снарядов, и это не считая стрелкового оружия, и были представлены к награде».
Также задачами батальона было содействие местным органам власти города Лашкаргах (назначенным из коренного населения) и помощь подразделению афганской народной армии.
За успешное выполнение служебного долга Александр Павлович был награжден орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды.

Год на войне идет за три

Александр Юнаков провел в Афганистане год, но, как говорят служивые, на войне год идет за три. Война становится нормой жизни, ведь ко всему-то человек привыкает. В батальоне говорили: первые три месяца осматриваешься, потом привыкаешь, а в последние три месяца уже ничего не боишься. Возможно, поэтому о запредельных для обычного человека вещах наш собеседник рассказывает спокойно:
«В августе 1987-го обстановка вокруг Кандагара была очень напряженной. В городе был расположен корпус народной армии республики Афганистан, но своими силами они не могли оттеснить банды талибов от города. Мятежники стреляли из гранатометов прямо на въезде в город, регулярно обстреливали гарнизоны и транспортные колонны. Нашим войскам удалось оттеснить их на десять километров от города».
К декабрю обстановка немного нормализовалась, начались переговоры правительства с главарями банд. К весне появились так называемые договорные банды: они соблюдали нейтралитет, а правительство их не трогало. Весной советские структуры начали политику стравливания банд друг с другом путем провокаций. А летом уже было относительно спокойно. Начались мероприятия по выводу советских войск.
Батальон Александра Юнакова при выводе 70-й бригады получил задачу занять позицию и обеспечить выход всех подразделений бригады. Дождавшись, пока в городе не останется ни одного русского солдатика, они пошли самые последние - как капитаны с тонущего корабля.
Это сравнение не случайно. Когда советские войска выходили из города, местные власти пророчески говорили: «Вы уйдете - придут талибы». Так и вышло.
Бригада была расформирована, солдаты и офицеры распределены по новым частям. Командир батальона вернулся к жене и детям. «Когда я уезжал - весил 96 кг, приехал - 74 кг. Жена тоже похудела, как тростинка, я ее еле узнал. Конечно, тяжело ей было с двумя детьми и думами о муже. Но это судьба всех жен, которые нас ждали», - говорит Александр Павлович.
Потом наш герой поступил в военную академию, переехал из Калининграда в Кстово, начал работать в НВВИКУ…, вышел в отставку в звании полковника. Но это уже совсем другая история.…

«Девятую роту» не уважаю»

Я не могла не спросить собеседника о фильме «Девятая рота», посвященном афганской войне. «Это кино я не уважаю, - был ответ. - Там очень много выдуманного, надуманного. Искажена правда о девятой роте - ее потери были меньше, и ее никто не забыл при выводе войск. Она выполнила поставленную задачу и спокойно убыла в составе своего подразделения. А еще в фильме показано безразличие нашего командования к своим солдатам. Это не так.
Во-первых, желторотых мальчишек на верную смерть никто не отправлял. Сначала солдата полгода готовили в учебном центре среднеазиатских республик. Если он должен был служить в пустынной местности - отправляли в центр, располагавшийся в пустыне, если в горах - значит, и центр был в горах. Это нужно было для того, чтобы человеку легче было потом адаптироваться.
Солдаты приходили высокоподготовленными, прекрасно владели оружием, и тем не менее, перед тем как допустить их к военной службе, мы давали им пару недель на реабилитацию и только потом доверяли сложные задачи.
Во-вторых, такое мощное государство, как Советский Союз, обеспечивало всеми видами довольствия весь контингент группы советских войск в Афганистане.
У меня было 564 человека личного состава. Эту массу людей надо было накормить, помыть, переодеть-переобуть, снабдить оружием. Мы заботились о них как о родных и обеспечивали всем необходимым.
В-третьих, заботились и о психологическом комфорте людей. Были такие, кто испытывал стресс и неуверенность, мы старались отправлять их на хозвзвод. Ребята стирали, кашеварили, а к боевым действиям мы их не допускали.
Мне всегда везло и с начальством, и с офицерами, и с солдатами. В Афгане мы были одной семьей».
С момента окончания афганской войны прошло 24 года. Давно в могилах те, кто затеял эту войну. Но многие по сей день задают себе один-единственный вопрос: зачем? Зачем вмешиваться во внутренние дела стран, которые испокон веков живут по своим законам и в советах извне не нуждаются? А зачем вообще нужны войны?..

Виктория Кучинова, gazeta@3em.ru
Фото Сергея Черняева

"Земляки" №5 (860) от 9 февраля 2013 года


Прочитано: 1836 раз(а)


© 2017 ООО «ИД «Земляки»



В КОНТАКТЕ С КСТОВО.РУ