loading...



Сущев Евгений Викторович

Нажмите для просмотра оригинала Примерно 800 км длится дорога от южноафганского Кандагара до Кушки, города в бывшей советской республике Туркмении. Но дороги мирного и военного времени отличаются, как небо и земля.
Те, кому довелось в 80-х проехать весь Афганистан, с юга на север, не видели ни мегаполисов, сияющих ночными огнями, ни широкого дорожного многополосья, ни зеленых значков магистралей - привычных спутников больших трасс. Эта дорога до сих пор стоит перед глазами кстовчанина Евгения Сущева. С мая 1983 года по декабрь 1984 он много раз ездил по ней - сопровождал транспортные колонны, идущие из Кандагара в Кушку. Начал водителем БРДМ - бронированной разведывательно-дозорной машины, дослужился до звания сержанта и командира машины боевой.

Бесконечная дорога

Евгений Викторович и его товарищи до последнего не знали, что отправляются в Афган. Женю, студента Кстовского нефтяного техникума, военкомат вместе с другими призывниками послал учиться в ДОСААФ вождению бронированную. А потом ребят забрали в армию.
«Мы и не подозревали, что нам предстоит, - вспоминает земляк. - С нашего курса процентов 80 отправились в Афганистан. Попали на сборы в Северную Осетию, проходили курс молодого бойца. Офицеры нам тоже ничего не говорили, а вот опытные солдаты сразу раскрыли тайну: вы идете в Афган, ребята».
И ребята пошли в Афган. Попали в состав Кандагарской мотострелковой бригады. Правда, первые полгода, по словам Евгения, под пули мальчишек не пускали - давали время прийти в себя, примериться к новой обстановке и примириться с ней. А потом началась настоящая война. Евгений, как уже говорилось, «покрылся броней» - стал водить бронированную машину: «В мои функции входило сопровождение колонн от Кандагара до Кушки. Меня, как самого старшего (исполнился 21 год), поставили замыкающим».
Эту дорогу сержант выучил наизусть. Уже в Кандагаре, на так называемой «черной площади», колонну ждало первое испытание. Это был участок «зеленки» - зеленой зоны для афганцев. Чтобы преодолеть его, нужно было выйти под открытый огонь. Зеленые зоны встречались еще не раз, часто перед ходом колонн туда запускали танки и пехоту, чтобы хоть как-то очистить местность для советских войск. Иногда на большой скорости враги обгоняли колонну - приходилось отстреливаться.
Нажмите для просмотра оригинала Бетонная дорога разрывалась горячими песками пустыни Регистан. «Там было поспокойнее, - продолжает Евгений Викторович, - можно было отдохнуть, пересчитать дырочки на машине. А они, новые, появлялись каждые раз.
В пустыне главной опасностью были минные поля. По ним ездили строго по колее, шаг вправо или влево становился риском для жизни. Помню особые итальянские мины, по которым можно было проехать раз, другой, третий, а при определенном давлении они взрывались. Кто именно будет этим «счастливчиком» - не знал никто».
После пустыни опять начиналась бетонная дорога, прерываемая древними афганскими городами и селениями. Они были построены не для войны - для мирной размеренной жизни. Там и шла на первый взгляд мирная жизнь, но впечатление это было обманчиво. «Как такового фронта мы не видели - враги были среди нас, они общались с нами, улыбались. Чудной народ, - удивляется Сущев. - Днем он вроде бы друг, а ночью выкапывает из песка винтовку - и берегись его».
Поднимались в горы. Запомнился Евгению Викторовичу Гератский перевал - 4000 метров над уровнем моря, сплошные серпантины. В слякотные дни тяжелые боевые машины просто стаскивало вниз по дороге.

Родная земля

Конечно, случались в дороге и привалы, и ночевки, и встречи с друзьями. Ночевать останавливались на советских точках, которые располагались на дороге через каждые 30-40 километров. А когда шли через пустыню, сержант находил время, чтобы навестить друзей, которые служили там в батальоне мотострелковой пехоты.
Когда колонна достигала границы, шла дальше в Союз, а сопровождающие оставались ждать их в специально оборудованных отстойниках на границе. Родная земля оставалась недостижимой долгие полтора года. Смотреть и вспоминать - вот все, что им оставалось.
И все-таки эти годы закончились. Бойцу удалось выйти из нее без потерь, даже с медалью «За боевые заслуги», полученной за образцовое выполнение интернационального долга.
Война осталась в прошлом. Хоть и звали Евгения Викторовича в армию, в школу прапорщиков, в милицию - не пошел. «На гражданке интереснее, - признается он. - Я всю жизнь на заводе. Пришел сюда слесарем, потом получил ИТРовскую должность, дорос до механика цеха очистных сооружений. Работу свою люблю, здесь есть возможность подумать, пофантазировать, воплотить задуманное в жизнь».
С армейскими товарищами Сущев общается регулярно. Совместные встречи на 9 Мая стали их ежегодной традицией. Где, как не на таких встречах, вспомнить все тропинки и магистрали, объездные пути и широкие дороги, по которым ведет нас жизнь.

Беседовала Виктория Кучинова
gazeta@3em.ru
Фото из архива героя
(«Земляки» №5 (911) от 08 Февраля 2014 г.)


Прочитано: 1107 раз(а)


© 2017 ООО «ИД «Земляки»



В КОНТАКТЕ С КСТОВО.РУ